Раимбек Групп

 

РАИМБЕК БАТАЛОВ: Я НЕ ВИЖУ ДРУГОГО ПУТИ, КРОМЕ                                                                                                 ГОСУДАРСТВЕННО-ЧАСТНОГО ПАРТНЕРСТВА

Раимбек Баталов, председатель совета Форума предпринимателей и председатель совета директоров Раимбек Групп

Государственно-частное партнерство — это та модель, которая для Казахстана, да и не только для Казахстана, наиболее эффективна. Главная причина этого кроется в том, что государственное управление недостаточно сильное и недостаточно профессиональное в качественном управлении отраслями, а бизнес недостаточно силен для того, чтобы «вытягивать» отрасли в одиночку. Поэтому государственно-частное партнерство – это оптимальная модель, причем оптимальная модель в двух направлениях.

Первое направление заключается в создании условий. Это законодательство, экспертиза, сокращение административных барьеров. Государство должно создавать условия, причём речь идет об интенсивном методе. Бизнесу нужна инфраструктура, нужны профессиональные кадры, нужна выверенная стратегия. Я не вижу другого пути, кроме государственно-частного партнерства. Почему? Потому что президент страны принял курс на открытость, мы уже в Таможенном союзе, мы уже в Евразийском экономическом пространстве, мы уже совсем скоро будем в ВТО. То есть Казахстан в глобальном рынке, а в глобальном рынке все сложнее и сложнее конкурировать. Возьмем Таможенный союз. Мы 15% производимой в Казахстане продукции продаем за пределами страны, в это в том числе благо- даря Таможенному союзу. Мы экспортируем в восемь регионов России, в Азербайджан, Грузию, Туркменистан, Таджикистан, Кыргызстан. За последний год доля российских товаров в сегменте «соки-молоко» в Казахстане растет. Нам непросто конкурировать с российскими компаниями, потому что, например, в молочной промышленности Россия изначально сохранила свою базу лучше, чем Казахстан. В России в сотни раз больше ферм, которые производят молоко. Посмотрите на ту же Алматинскую область: фермеров практически нет, все земли ушли под девелоперские проекты, мы скупаем молоко у населения плюс импортируем его из Кыргызстана. Причем то, что производить из сухого молока проще – блеф. Судите сами, что выгоднее? Купить молоко натуральное здесь и сегодня, тут же рассчитаться и продолжать производство, или заключить контракт с новозеландской или европейской компанией, ждать полтора-два месяца доставки, держать определенные остатки порошка на складе, выделять оборотные средства. Это ведь вопрос эффективности. Однозначно выгодней натуральное местное молоко. И чем его больше, тем лучше.
Вернемся к вопросу о ГЧП. У бизнесменов есть опыт в бизнесе, есть видение развития той или иной отрасли. У нас есть видение экономической политики, мы знаем, как это нужно делать, как сокращать административные барьеры, как развивать те или иные отрасли, какие нужны инструменты, какие подходы будут эффективнее. Да, много чего пока не получается, многое не воспринимается, но процесс идет. Я знаю, как создаются те же отраслевые мастер-планы, как создаются региональные программы развития, а когда ты понимаешь процесс, держишь руку на пульсе и понимаешь, как создаются те или иные документы, и наблюдаешь, какими источниками информации они пользуются разработчики, тогда ты действительно начинаешь понимать реальные вещи.
Возьмем китайскую модель «яблочной экспансии». Что сделали наши соседи? Выбрали провинцию с идеальными для плодоводства природно-климатическими условиями, выбрали районы, где есть крестьяне, готовые работать. «Загнали» туда науку, создали питомники, инфраструктуру, подготовили региональные отраслевые программы, обучили людей, определили компании-лидеров, выделили из государственных банков деньги на 15 лет со льготным периодом в 7 лет, дали оборотный капитал на содержание садов под 2-3% годовых. И получился уникальный результат — Китай сейчас страна номер один в мире по производству яблок. Сейчас они занимают долю в 15-20% мирово- го рынка, и это биржевой товар. Дальше — больше: цена за тонну этого товара была около одной тысячи долларов, они в один день увеличили цену вдвое, и весь мир это проглотил. Сейчас торгуют уже по две тысячи, все кратно окупили. А сколько создано рабочих мест там, где их не было? Я считаю, что отраслевая про- грамма развития молочной отрасли должна готовиться совместно. Какие барьеры стоят на пути, как их снижать, как систематизировать, как развивать отрасль, через какие формы, с помощью каких инструментов — все это требует совместного обсуждения, которое должно быть в отраслевом мастер-плане, и дальше этот отраслевой мастер-план должен реализовываться в непосред- ственных региональных про- граммах развития. И в итоге это все должно доходить до определенных персоналий, потому что развитие отрасли это не какое-то мифически-абстрактное явление, отрасль развивают конкретные люди и компании. Если в бизнесе ты не понимаешь фактическую ситуацию у себя в компании, то как ты можешь принимать эффективные решения? Если ты не понимаешь сложившуюся ситуацию, как ты можешь дальше правильно развиваться? А сегодня, я думаю, во многих отраслях нет реальной картины.

Источник: Журнал "EXPORTER", Выпуск №3, 2013 год.